(no subject)

в правом верхнем углу темноты вдруг засветилась туманная луна.
смотри, озеро! - сказала я.
это небо - усмехнулся он.

но дорога петляла и озеро вскарабкивалось на небо, а небо ныряло в озеро.

и только двойная желтая полоса отделяла вчера от завтра.

(no subject)

Кричу и не слышу ответа на том берегу,
Ныряя в прибой, ни дыхания не берегу,
Ни взмаха рукой.
У бога на память кудрявую прядь отстригу
И в зеркало пялясь, встречаю пустую фольгу
Разбитых оков.


Собаку не гонят с порога в такую пургу, –
Собаке укажут дорогу, беги – не могу!
Стоишь – не дрожи.
А я припадаю на ногу и в вечном долгу, –
Меня отогреют, не просто костер разожгут,
И надобно жить.


И надобно слушать упреки, ворчать и спешить,
Топтаться в проходах, толкаться в потоке машин...
И вздох не сдержать.
С востока на запад разбился заплечный кувшин,
Никак невозможно его отодрать от души -
И хрупко, и жаль.


Пусть эхо меня не догонит, сползая с вершин,
Заказано верить, но вовсе не стыдно грешить
Уж коли сполна.
Кричу – так до хрипа, а слушаю – так до морщин,
Маячат узоры, пестрит безнадежный почин –
В глазах пелена.


Кричу и не слышу ответа на том берегу...

(no subject)

Страх и слезы сперва,
Не успеть на словах,
И пуста голова,
И сломя бежать.

Не приду ночевать,
Заверну каравай,
Зазубрю о правах,
Разобью скрижаль.

Всё потом – и жалеть,
И кипеть во смоле,
И ругать Амалек,
И стенать и выть.

Не расплавить колец,
Не засеять полей,
Неспеша околеть, -
Перейти на "вы".

(no subject)

Просыпаюсь, рассыпаюсь,
Под подушкой смотрю – остались
Пух и перья бездомной стаи,
В каждом сердце крупинка стали.
Мне зачем и глаза, и ставни?
Им зачем и клыки, и бивни?

И пускай заживет местами,
И как будто всегда устали...
Улетели в лихие дали.
Их как будто бы там видали, -
Эка невидаль, пусть скандалят!
Подсластишь - медом ли, медалью?
Из канавы каждого каналью
Доставать, чтобы тут сновали
И ругали последними словами
Нас с тобой. По пути? Едва ли...

(no subject)

Как белье опускают в прорубь
Как картошку пихают в короб
Как завяжет колхозник спорый
Свои бантики узелком


Моя память опухнет скоро
Выметаю избу из сора –
Постучись, кто со мной знаком.


А мой саван на флаги порван,
И клокочет бесперый ворон -
Чахлый мир лучше доброй ссоры,
Держит в клюве свое гнездо


Только вор не боится вора
Только трус закрывает шторы,
Только страх согревает льдом


Маловер призывает штормы,
День грядущий теряет формы
И с сомнением входит в дом.

"Эта трещина - может быть пропасть"


А на первый взгляд не скажешь, что дом пустой.
Проходя, стучишь и просишься на постой,
Балалайки, кокошники и хлеб-соль,...
А навстречу тебе слепой циферблат часов.

А на первый взгляд не скажешь, что в горле ком,
И не то чтоб подавился большим куском
И не там, где запиваешь вину тоской,
А когда топор взмывает над волоском.

А на первый взгляд не скажешь, что в спину нож, -
Да и в сердце ли? В железное ли звено?
Казалось – либо больно, либо давно.
Совпало разом. Печали мои умножь!

А на первый взгляд не видишь в тоннеле свет,
Ты засов закроешь, тарелки оставишь две
Я приду и лягу тебе поскулить под дверь.
Кто родился часом, потом помирает век.

(no subject)

В моей тоске все меньше слогов и букв,

Все меньше воли к поворотам и переменам

Сижу и пялюсь в экран предпоследней букой, -

Последняя давно уже режет вены.

 

В пустой стакан опять подливаю чаю,

Грызу печенье (худеть я всегда успею).

Я всех вас помню, мои мужчины, и всех прощаю, -

Я затеваю новую эпопею.

 

Все будет вновь намного складней и чище,

Он будет сшит из всех лоскутов прощаний,

Пусть он стихи читает, и даже пишет,

И пусть не гнется под тяжестью обещаний.


Collapse )
  • Current Music
    Зимовье зверей "Дай мне совет"

(no subject)

      Узнала разницу между «мне тяжело это сделать» и «я не могу это сделать, потому что мне тяжело». Разница очень четкая и весит почти три килограмма. На подобии опытной арфистки она лениво перебирает пальчиками мои внутренности. Скоро она появится на свет и из смысла жизни превратится в сплошную голую жизнь, лишенную всякого смысла.
      Говорят, ребенка носят под сердцем. На самом же деле его носят в сердце, и от этого сердце раздувается, набухает и опухает. А потом ребенок вырывается, превратив сердце в лопнувший воздушный шарик. И тогда можно меньше бояться умереть, потому что умерев, я уже не лишу ее жизни.
  • Current Music
    Аукцыон "Дети"