Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

(no subject)

Бросайте тяжелые лопаты, опускайте руки свои натруженные в карманы,
Ждите, может сегодня на закате Бог придет к вам немного трезвый, но больше пьяный;

Он жалеет, что дал добро на вопросы в зале, у Бога болит нутро от ваших вздохов -
Он хотел карать виновных наказаниями, а ему суют это сборище скоморохов.

Бог хнычет - откуда весь этот пот, весь этот голод, Бог рвет и мечет - он в это вранье не верит!
Ему ли лечить больных, согревать голых?.. Ему бы сидеть сейчас где-нибудь на венере,

Где нет этот скучной жизни, за которую, кому распорят брюхо, кому пропоют молебен...
И он швыряет всю эту каменную историю - бесповоротен как она сама, и непоколеблен.

И глыба скачет в пропасть, ухая обреченно, на брызги крошась, лопаясь на словечки,
На стружки, на проклятья, на знамена.... Бог потирает руки - он ли не человечен?

И только две небольшие аккуратные скрижали откололись на вершине средь божественной пыли.
И миллион лет или семь мгновений там лежали, пока новые люди их не нашли и не позолотили.

И Бог снова обижен, снова встревожен, как будто за горло поймали его на слове.
И пару веков он снова лезет вон из кожи, а потом смиряется, пускай их, ловят.

Пускай роют траншеи и бьют копытцем, мотают шарфы на шеи, бросают цветы на плиты -
Лишь бы забыли Бога и дали ему забыться, лишь бы смолкли их жалобные мольбы и молитвы!

...И Бог иногда притворяется, что его - много; изредка - будто он вовсе померещился.
А устав, выходит ночью на проселочную дорогу повыть по-волчьи, посчитать лунные трещины.

И она, проезжая мимо, садится с ним посудачить, она дает закурить, иногда наливает выпить,
И на целую вечность, до утра, зазывает к себе на дачу, и Бог, неблагодарный, бежит дворами, испугавшись такой прыти.

А потом целый век от злости кусает локти, ломает судьбы, жжет поля, города, страны.
Сквозь хрипы ему кажется, что это сердце у него колотится. Нет, оказалось, она забыла часы у него в кармане.

Эти часы пульсируют божественно четко у него на груди; он гордится своим секретом
Целую неделю.... Но потом разбивает их отверткой, испугавшись, что может проснуться смертным.